Биография максима шевченко. Мой путь к богу Кто мать журналиста максима шевченко

Максим Шевченко - яркая и неоднозначная фигура в российской журналистике. Выходец из интеллигентной семьи убеждённых коммунистов, он имеет свои собственные взгляды на современное общество, которые активно пропагандирует в СМИ и с телеэкрана. У него масса приверженцев и противников. Как человек, сотрудничавший с христианскими печатными изданиями и изучавший во время учёбы арабский язык и восточный мир, он настойчиво отстаивает равноправие мусульманства на Земле. Жена Максима Шевченко - Надежда Кеворкова, полностью солидарна с ним в этом вопросе.

Они оба хорошо знакомы с образом жизни и укладом мусульманских стран, побывав в горячих точках Северного Кавказа и Ближнего Востока, и знают то, о чём пишут и говорят в СМИ не понаслышке. Надежда, получившая образование на истфаке МГУ, плодотворно сотрудничает со многими печатными изданиями. Она верующая православная христианка и нередко возвращается в своих статьях к теме христианского милосердия и справедливости, которых в современной России недостаточно.

Побывав в Иране, Ираке, Сирии, Афганистане и других воюющих ближневосточных странах, Кеворкова пришла к выводу, что сложившееся у многих европейских народов предвзятое мнение об исламе является причиной множества всеобщих бед и эту точку зрения необходимо поменять на стремление к взаимопониманию, мирному урегулированию межрелигиозных противоречий. Надежда активный пользователь интернета, где продолжает взятую на себя миссию свободного журналиста, раскрывающего людям правду.

Надежда Кеворкова является сотрудником канала «Russia todey» и регулярно пишет статьи в «Газету», «Огонёк», «Независимую газету», «Русский Newsweek” и другие печатные издания. Темы этих публикаций отличаются актуальностью и разнообразием: военные действия и терроризм, судьбы мусульманских женщин, история и современность религий, ислам, православие и христианство, любовь, народные традиции, Бог и вера.

У четы Шевченко - Кеворкова только один ребёнок - сын, которого, они, без сомнения, воспитывают в традициях христианства и сочувствия ко всем народам. Работа Надежды, так же как и деятельность её мужа, вызывает у людей самые противоположные эмоции: согласных с ней не меньше чем противников, но равнодушных, как правило, нет. И в этом, возможно, состоит основная особенность и ценность профессии журналиста.

Максим Шевченко — это целая страница в истории русской и советской журналистики. Это не просто журналист, это общественный и политический деятель. Его поступки не всегда продуманны, зачастую просто провокационны.

Происхождение

Безусловно, Шевченко — это представитель интеллигенции России . Образованный, активный и целеустремленный – вот как можно охарактеризовать его. А еще этот человек живое доказательство тому, что происхождение никак не влияет на успешность. Его дед – выходец из крестьян, смог достичь звания профессора.

Ввиду того что информации об отце Шевченко мало, можно предположить, что он пошел именно по стопам деда.

О детстве бедующего журналиста известно мало. Сам он предпочитает не делиться этой информацией. Известно лишь то что учился в школе с углубленным изучением германского языка. После нее поступил в авиационный институт, где получал техническое образование.

Работа

Однако стать инженером или техником Максиму так и не удалось. Еще во время обучения на последних курсах он осознал, что более тяготеет к гуманитарным наукам нежели к технике. Это и определило направленность его работы. Максим прослушал лекции по изучению арабского языка, сам он просто обожал восточную культуру.

В период с 1989 года по 1996 работал редактором в газетах различного уровня. К ним относятся и образовательная газета «первое сентября» и религиозный журнал « Вестник христианской демократии» максиму довелось поработать педагогом. Этой деятельностью он занимался три года в известной христианской школе.

Работа в газетах и на радио дала возможность Максиму Шевченко побывать во многих местах, так командировками его заносило и в Чечню, и в Афганистан, и в Дагестан. Реальный взгляд на вещи позволил журналисту сформулировать свое собственное мнение о событиях происходящих как в России, так и за рубежом. Свою точку зрения Шевченко имеет и до сих пор.

К двухтысячным годам фамилия Шевченко начала пользоваться авторитетностью. Его мнения не всегда соответствовало тому, что желало слышать руководство, однако его присутствие на программе в разы поднимало рейтинг.

С 2005 года ведет программу «Судите сами». В ней он, а так же видные деятели науки и политика разбирали саамы сложные вопросы. В 2011 году программа закрылась в связи с тем, что Шевченко нелестно и в грубой форме выразился о евреях.

Максим Шевченко – это частый гость многих федеральных каналов. В нем оппоненты признают человека умного, достойного критика.

С 2016 года работает на ради о. Ведет авторскую программу. Мнение его, как всегда, принципиально. В связи с этим прямо в прямом эфире возникла драка с Николаем Сванидзе.

Взгляды и мировоззрение

В Максиме самым удивительным образом смешалось несколько убеждений и мировоззрений. Убежденный христианин, и в то же время ярый сторонник коммунизма . При всем этом известно его фанатичное изучение культуры востока, а так же резкие высказывания о том, что поддерживает некоторые аспекты террористической идеологии.

Особое место в его взглядах на жизнь занимает коммунизм. Шевченко до сих пор считает развал Советского союза незаконным, а восстановление в стране социализма – наиболее правильным решением.

Убежденный интернационалист, тем не менее, достаточно жестко высказывается о евреях.

Достижения

Помимо писательских наград Шевченко многого достиг и на политической арене. Этому свидетельствует то, что в 2008 году он становится членом общественной палаты.

В недалеком прошлом, во время президентских выборов, Шевченко – это доверенное лицо Грудинина . Ему было поручено вести дебаты и представлять партию.

Особенности характера

Несмотря на свои многие достижения, Шевченко зачастую является объектом критики. Все это результат его вспыльчивого характера. Максим Шевченко импульсивен и прям.

Его речи отображают его мнение в полной мере. Порой создается впечатление, что этот человек не дорожит своей карьерой. Драка во время прямого эфира — это меньшее из зол.

После проигрыша коммунистической партии доверенное лицо кандидата в президенты нелестно отозвалось о действующей власти. Сами выборы были охарактеризованы им как коррумпированные.

Семья

С созданием семьи у великого журналиста не сложилось. В 52 года он разведен, имеет двух детей. Причем второй ребенок, не от брака. В СМИ полностью отсутствует информация о нем.

Ныне Максим Шевченко продолжает вести активную деятельность. Он собирается баллотироваться на должность Мэра Москвы. При этом искренне надеясь на честные и справедливые выборы.

На сегодняшний день Максим Шевченко является одной из самых противоречивых фигур на фоне происходящего в России, поэтому его биографией и национальностью живо интересуются все мало-мальски активные слои населения. Рьяное неприятие политики Израиля привело к обвинению в антисемитизме, а поддержка исламистского движения «Хамас» сделали журналиста скандально популярным. Так кто же он такой, Максим Шевченко – юдофоб или сторонник справедливости для всех национальностей без исключения? Попробуем разобраться, проанализировав его биографию и основные этапы жизненного и трудового пути.

Родился будущий журналист 22 февраля 1966 года в Москве. О его детстве информации нет – Шевченко на эту тему интервью не дает. Известно только, что от репрессий в свое время пострадал его дед по отцовской линии. Выходца из Западной Белоруссии обвинили в шпионаже в пользу капиталистической Польши в далеком 1939 году. Якобы по заданию своих «хозяев» профессор Ульяновского университета, знающий пять иностранных языков, должен был взорвать мост через Волгу, который является стратегически важным объектом.

По такому обвинению мужчина мог вполне отправиться в ссылку или быть расстрелянным, однако, через год он оказался на свободе и власти отнеслись к бывшему узнику более, чем благосклонно.

После переезда в Москву дед журналиста женился на уроженке из Сибири, в результате чего на свет появился их единственный сын Леонард. Потомок опального профессора физики занялся изучением явлений в толще земной коры, что позволило мужчине впоследствии объездить все республики бывшего СССР.

Сведений о маме журналиста и ее родственниках в открытых источниках информации не обнаружено. Неизвестно также, насколько утверждение Максима Шевченко о том, что он украинец правдиво – в его биографии не все состыковывается должным образом, поэтому вопрос национальной принадлежности скандального репортера остается открытым.

Как утверждает мужчина, в многочисленных выступлениях на радио и телевидении, воспитали его в истинно коммунистическом духе, с любовью к православию и государственности.

Поэтому отец отправил его не в обычную общеобразовательную школу, а в специализированное учебное заведение с углубленным изучением немецкого языка. Примечательно, что здесь же в свое время получил аттестат зрелости не менее скандально известный политолог Станислав Белковский.

Учеба и карьера

Незадолго до распада СССР, в 1990 году будущий журналист получает диплом инженера в области конструирования микроэлектронной аппаратуры. Волнения в высших кругах власти заставили молодого человека обратить свое внимание на происходящее в странах Востока. Он принимает решение прослушать курс лекций по истории культуры и арабскому языку в ряде вузов столицы – МГУ и Институте стран Азии и Африки.

Перспектива проработать до самой старости в рядовом конструкторском бюро Максима Шевченко не прельщает, он упорно ищет другие возможности реализации собственной гражданской позиции. Такой ступенькой к вершине политической славы становится его сотрудничество с изданием «Вестник христианской демократии». Как ни странно, будущего инженера назначают главным редактором издания с явно религиозным уклоном.

Окончательно в сторону гуманитарной специализации Шевченко определился в период распада многомиллионного государства на отдельные независимые республики. С 1991 по 1994 год он работает в православной классической гимназии, помогая будущим священнослужителям освоить историю России и Западной Европы.

Опыт работы с учащимися позволил Максиму Леонардовичу возглавить в 1995 году педагогический ежемесячник «Первое сентября». Через год Шевченко перевелся в литературный журнал «Твердый знакъ», где пять лет возглавлял поэтический отдел.

Работа в «Независимой газете»

В 1996 году в биографии Максима Шевченко (фото смотрите ниже) происходят кардинальные изменения, сыгравшие огромную роль не только в становлении его карьеры, но и в отношении к национальностям и религиям на территории всей планеты. По приглашению издательства «Независимой газеты» бывший инженер, а в будущем скандальный журналист, получает возможность применить свои обширные познания в области религиоведения и занимается регулярными публикациями в авторской колонке издания.

Новая должность открыла перед Шевченко поистине гигантские перспективы. В качестве специального корреспондента журналист получает возможность бывать в многочисленных «горячих точках», где конфликты из межрасовых давно переросли в междоусобные и международные.

Большинство военных действий в этих местах были спровоцированы чужим влиянием извне, хотя убежденный коммунист Максим Леонардович подобные действия со стороны России всегда отрицал, утверждая, что исламский мир сродни христианскому.

После репортажей из Чечни, Афганистана, Дагестана и Ирана с комментариями журналиста, в СМИ появилась множество статей с негативным отношением к деятельности Максима Шевченко.

М. Шевчено считает, что исламский мир сродни христианскому

Работа на телевидении и радио

с 2005 по 2011 год Максим Шевченко являлся бессменным ведущим общественно-политической программы «Судите сами» по приглашению Первого канала. К этому времени деятельность журналиста была чрезвычайно популярна у властей – Максима Шевченко назначили руководителем Центра стратегических исследований религии и политики современного мира, он получил должность члена Общественной палаты РФ. Программа была ориентирована на полемику известных общественных и политических деятелей по поводу того или иного животрепещущего вопроса.

В конце 2011 года открытый Еврейский конгресс направил правительству гневное письмо с требованием о закрытии передачи, явно выражающей антисемитские настроения, как оскорбительной по отношению к иудеям всех стран. Реакция авторов обращения стала ответом на высказывания Максима Шевченко по поводу теракта в Норвегии.

В этом же письме предлагалось закрыть все эфиры с журналистом, работавшем по совместительству и на радио «Маяк» — Шевченко неоднократно позволял себе высказывания, в духе неонацизма, утверждая, что еврейская нация нуждается в защите только у входа в газовую камеру.

Личная жизнь журналиста

Как утверждает Максим Леонардович, он является отцом двоих сыновей. Первый родился в браке с гражданской женой – известной защитницей мусульманских женщин, отправившейся из благополучной и богатой российской столицы в глухую дагестанскую деревню воспитывать детей из горных поселений. Примечательно, что связь с внешним миром посредством современных гаджетов и телевидения или радио в мектебе – так называется эта закрытая школа-интернат – строго запрещена.

Максим Шевченко

О втором отпрыске такого знаменитого родителя узнать ничего не удалось. Сейчас все мысли и действия скандального журналиста-международника направлены на поддержку Павла Грудинина. Ко всему прочему, ярый сторонник исламского мира является доверенным лицом указанного кандидата в Президенты Российской Федерации. По утверждению репортера и ведущего, лучшим устройством в современном мире остается социалистическое общество.

Когда спрашиваешь мэтров религиозной журналистики о самом ярком и влиятельном издании за последние двадцать лет — слышишь практически неизменный ответ: «НГ-Религии» Максима Шевченко. Полемичная и яркая газета, ее читали, ее ждали, ее обсуждали. Тема религии в одночасье из узкой, второстепенной темы, задвинутой в глубины раздела «Общество», вышла на первые полосы федеральных СМИ. Оказалось, что религиозные проблемы, конфликты, события можно и нужно обсуждать, что они определяют многие политические и геополитические события, что религия может быть в сердце повестки дня. Успех «НГ-религий» на сегодняшний не повторен.

В надежде хоть отчасти разгадать секрет «НГР» я составила длинный список вопросов Максиму Шевченко. Я шла на интервью со слабой, но надеждой, услышать рассказ о секретах ремесла. Но с Шевченко оказалось невозможным говорить о теории журналистики . Задаешь вопросы про концепции, форматы, жанры, даты – а он рассказывает про Чечню, Сербию, басков и … Христа. Многие ли готовы писать так, пропуская через себя. Для него журналистика — это не ремесло, не подача темы и верстка — это жизнь, прожитая, прочувствованная, продуманная — без черновиков, сразу набело.

Максим Леонардович Шевченко

р. 1966

журналист, ведущий Первого канала, член Общественной палаты РФ, член комиссии по межнациональным отношениям и свободе совести. Эксперт по проблемам религии и политическим конфликтам.

Закончил МАИ по специальности «Конструирование микроэлектронной аппаратуры», слушал курс лекций в ИСАА МГУ по истории культуры и арабскому языку.

Работал в «Вестнике христианской демократии», православной классической гимназии «Радонеж», газете «Первое сентября». Заведовал отделом поэзии литературного журнала «Твёрдый ЗнакЪ». Автор политико-философского еженедельника «Смысл», пресс-клуба «Восточная политика».

С 1997 по 2002 - ответственный редактор приложения «НГ-религии».

В 2000 году создал «Центр стратегических исследований религии и политики современного мира». Работал спецкорром «Независимой газеты» в Афганистане, Чечне, Дагестане, Пакистане, Югославии, Израиле и Палестине.

В журналистику я пришел не через комсомольскую организацию

— Максим Леонардович, как, у кого вы учились журналистике, учились писать?

— Журналистике я учился у Александра Иоильевича Огородникова. Он вышел из тюрьмы в 87-м году, я познакомился с ним в 1988-м году зимой. Александр Иоильевич – настоящий исповедник. Он сразу произвел на меня огромное впечатление, можно сказать системообразующее. Под его влиянием я пришел в церковь. Он страдал за веру христианскую, подвергался пыткам, мучениям и не отказался от своего исповедания веры. Как и всякий человек, он страстен, грешен, я грешен, безусловно, гораздо больше чем он, но особая печать судьбы, которая лежала на нем, меня поразила…

У него брат — отец Рафаил — был монахом в Псково-Печерском монастыре, погиб в 89-м году. Он был автогонщиком до принятия сана, разбился насмерть, когда ехал из Москвы в Печеры Псковские.

Огородников сыграл огромную роль в моей жизни… Я тогда стал ездить по монастырям.

— это отец Адриан, отец Зинон (я с ним, правда, не встречался), вся эта атмосфера…

Тогда еще не было такого ажиотажа как сейчас, и в монастыри очень мало народа ездило. Была и интеллигенция, рафинированная, православно-патриотическая, а были простые русские крестьяне. Помню, как приходили к отцу Иоанну (Крестьянкину) с самыми бытовыми вопросами, например, спросить насчет коровы.

Я много путешествовал автостопом и просто ходил по стране от Москвы до Сибири, до Байкала, по Западной Европе, по северу очень любил тоже путешествовать.


— И так вы приходите работать к Александру Огородникову …

— Мы стали делать газету: из скучной партийной газетки — литературную культурно-содержательную газету. Как мне кажется, газета была неплохая.

Там я научился журналистике, научился писать. Съездил в 91-м году в Литву, встретился с архиепископом Хризостомом, сделал большое интервью с отцом Альфонсасом Сваринскасом, который 25 лет почти просидел в лагерях, он был тогда канцлер курии литовской. Съездил в литовские сельские районы, говорил с местными епископами, жившими в деревянных сельских домах. Помню, мужик корову доит, спрашиваю: «А где мне найти епископа?» Он говорит: «Сейчас, секундочку». И выходит уже в католическом епископском облачении. «Это вот я, здравствуйте!» Я так смутился…

— А интерес к Востоку, к арабской культуре – откуда? Вы слушали лекции на факультете МГУ Институт стран Азии и Африки – почему?

— Да, в 1990-м году я пошел на курсы «Практическое востоковедение» в Институт стран Азии и Африки. Почему? А у человека прямая линия судьбы разве?

Я часто ездил в Тутаев.

Очень любил храм (не на том берегу, а на нашем), где отец Николай служил. Там я однажды зашел в книжный магазинчик и купил томик (помните, академические издания в советское время были), Аль-Маари — слепого сирийского поэта, девятого века. Там были прекрасные переводы Арсения Тарковского.

Аль-Маари – один из самых великих поэтов в истории человечества, его труд «Послание о царстве прощения», как известно и доказано, вдохновлял Данте. Данте владел арабским языком и читал эту работу, и его структура «Божественной комедии» во многом восходит к Аль-Маари. Стихи поражали, и переводы Тарковского были прекрасными.

Проучился в ИСАА я примерно около года, но потом наступил 91-й год, хаос, развал. Это в СССР у нас было много времени на то, чтобы заниматься собой, но в 91-м году пришли другие законы, жесткие, жестокие.

В журналистику я пришел не через комсомольскую организацию журфака МГУ с рекомендацией райкома ВЛКСМ, а все-таки из андеграунда культурного и религиозного. Поэтому я теперь могу быть или не быть антисоветчиком с чистой совестью, в отличие от многих бывших партийных и комсомольских работников.

Максим Шевченко: Не менял свою жизнь от работы к работе

— Мы подходим к самому важному для нашего разговора периоду — НГ-религий. Что было такого в Вашем подходе, что позволило сделать тему религии столь обсуждаемой? Появление НГР- это революционное событие — почему?

— Мне кажется, что не революционным. Мне никогда не было интересно говорить о религии как о культурном феномене. Об этом прекрасно говорили такие люди, как, например, .

В политической газете надо писать о религии как о политике. Писать как о том, что это самое важное, с чем мы должны работать после крушения Советского Союза, когда мы уничтожили свою страну прекрасную, сложную, после всех тех ошибок, которые мы наделали.

Мы должны были искать новые смыслы.

Люди, которые обладали чувством собственного достоинства, на моих глазах превращались непонятно во что. В 90-м году я встретил майора, который мне преподавал на военной кафедре. Он меня еще строил, а в 1992-м в кожаной куртке он с другими бандитами бил старика около метро Сокол. Майор — офицер советской армии -стал уличным бандитом, он бил этого старика ногами из-за того, что старик стал торговать без разрешения этой уличной банды. И таких деградировавших было очень много. Люди теряли свое имя, свой облик, свое достоинство человеческое, люди растерялись, люди совершали страшные, чудовищные метафизические преступления.

— Как вы пришли в «Независимую газету»?

Благодаря Олегу Давыдову, который тогда возглавлял в «Независимой » отдел «Культура», я попал в «Независимую газету» и благодаря ему во многом состоялись тоже НГ-религии.

Пришел я в «Независимую» случайно.

Я шел по Мясницкой и мой товарищ сказал, что «Независимой газете» требуются авторы, мол, у них там кризис. Там как раз какая-то очередная группа повстанцев была против Третьякова, они ушли. Я зашел — там тогда был свободный вход — Олег Давыдов сказал: «Да, напишите, приносите». Я через два дня написал статью.

Для меня было большой честью, когда они напечатали эту статью. Это была не журналистика, а культурологический текст про несколько типов революции: социалистическую, национал-социалистическую, постмодернистскую, лимоновскую.

Тексты, люди, эпохи

— О чем вы писали в Независимой, помните первые тексты?

Я помню, въехал в Косово в начале марта. До горизонта стояли столбы дыма: горели албанские дома, их были десятки, сотни. Помню здоровенного спецназовца -серба, перетянутого лентами с двумя автоматами, они ходили так, поджигали дома. Глаза закрываешь и видишь прямо как сейчас: мертвые собаки, два безумных старика албанских — старик и старуха. Глаза у них были как будто белые, пустые. Их остановили сербские полицейские, здоровенные, красивые, сильные парни, олицетворение жестокости этнической войны.

Потом я находил братские могилы расстрелянных людей, которые еще были заминированы. Помню фотографию: нашел ров, там расстреляли караван с албанскими беженцами. Собаки его разрыли. Помню, человеческая рука, объеденная до кости, а на ней часы дорогие висят. Впопыхах расстреливали, даже не ограбили. Фотографировал на берегу ручья человеческие головы отрубленные. В общем, там безумные были вещи. Пустые деревни албанские, некоторые еще были минированные. В нескольких домах лежит труп хозяина как бы лицом к телевизору. Телевизору в экран выстрелено, и труп убитый, наполовину сожженный. Таких я видел три или четыре дома в разных деревнях. Потом я понял, что они заходили, если у тебя была спутниковая тарелка, и ты смотрел иностранное ТВ. Убивали хозяина, плескали керосин, сжигали дома.


На Балканах было это безумие: каждый сильный там убивал слабого. Если бы у албанцев была такая же сила, они точно также могли действовать по отношению к сербам. Хорваты тоже были очень жестокие. Самые, на мой взгляд, смиренные и несчастные были боснийцы, боснийские мусульмане, потому что это самый миролюбивый, торговый народ. У них шансов не было ни малейших, если бы к ним на помощь не пришли. А хорваты с сербами это такие лютые звери: сильные и жестокие народы, которые имели в прошлом опыт этническо-гражданской войны. Очень воинственные, храбрые люди, и между ними непримиримая ненависть. Я был в Мостаре потом, там хорваты убивали: поставили, на западном берегу часовню, на которой написали, я своими глазами видел, «Здесь кончается Европа». Типа православные и мусульмане должны жить на восточном берегу этой реки, через которую мост.

Мост, построенный великим турецким архитектором Хайретдином– одно из чудес света, хорваты взорвали. Там ущелье глубиной метров двадцать, глубина быстротекущей воды метров семь-восемь. Быстро течет река и он без опор (!) через это ущелье длиной метров двадцать, а может и тридцать, построил мост. Хорватский спецназ взорвал этот мост в 94-м году, когда шли бои за Мостар. Много было жестокости и свирепости.

Был Афганистан, я побывал у талибов, что позволило мне утверждать, что не надо доверять СМИ и медиа. Пуштуны — один из самых прекрасных народов, который я видел в своей жизни. Народ-воины, храбрый народ. И талибы, конечно, это никакое не исламистское движение, это пуштунское движение, цели которого объединение и освобождение Афганистана. Очень много в руководстве Талибан было наших бывших фронтовых товарищей из фракции Хальк, которые в основном говорили по-русски. Танкисты, летчики, офицеры, все наши, все русскоговорящие. Вхожу в Министерство внутренних дел к одному мулле, который заведовал внутренними делами, он мне говорит: «О, шурави! Здравствуй, товарищ! Как там дела? Как Наташа Королева?» Потому что Наташа Королева в 89-м году или в 90-м приезжала в Афганистан, давала концерт, и очень запомнилась афганцам.


Афганистан – страна, которую просто нельзя забыть. Закрываешь глаза – четыре цвета: охра, черный, белый и лазурь, и еще огонь, если там идет какая-то война и что-то горит.

Вот так мы делали НГ-религии.

Вдруг стало ясно, что религия играет роль абсолютно иного мировоззрения, альтернативного, которое не понимают и не могут контролировать, не разбираются в этом.

Во всем ищите смысл!

— Как Вы показали значимость религиозного фактора во всех этих событиях?

— Когда мы в событиях и делах ищем отсвета Божественного замысла и промысла, тогда мы открываем совершенно другой взгляд на историю и на культуру этого мира.

Есть два типа описания. Первое – это такое разоблачение попов, какие они все гомосексуалисты, воры, торгуют табаком.

Другой тип это, наоборот, что все что ни есть -святое.

Наверное, первое, что я стал анализировать — документы разных организаций как политические документы. Я стал искать. Вот, говорю, здесь есть проектное направление. Да, религиозные организации не так охотно, как политические партии, говорят о своих целях и задачах земных, но все поддается анализу. Я стал это делать.

— Как освещали конфликтные ситуации?

Я никогда не осуждал никого, никогда не пытался никого разоблачать. И всегда мне хотелось показать, что церковь и религия — это не гробы накрашенные, показать человеческое содержание, серьезное. Поэтому, допустим, я защитил кочетковцев в том историческом конфликте. Они — либеральная интеллигенция — меня многим раздражали. Просто мне казалось, что решать какие-то вещи с помощью публичных доносов не могут себе позволить православные люди. Когда у них отобрали Сретенский монастырь, потом отобрали храм на Сретенских воротах и продолжали душить — для меня это была просто борьба за недвижимость, которая прикрывалась неким идеологическим конфликтом. Я видел не меньшее сектантство и в более ортодоксальных, якобы патриотических, православных сообществах.

Я с Бычковым вел войну, потому что мне так было мерзко, что он так мерзко писал о митрополите Кирилле. Мне казалось, что митрополит Кирилл является человеком исключительно значимым для истории русской церкви. Я впервые прочитал его выступление в сборнике, посвященном тысячелетию крещения Руси. И тогда уже это произвело впечатление, это был другой язык, другой разговор о Православии и о церкви, такой современный язык, человеческий.

Так я и делал НГ-религии. Поэтому газету обвиняли в излишней политизации, зачем, мол, политизировали религию.

Религия принадлежит, не жрецам, а людям, каждому человеку. Церковь без народа Божьего – это просто дрова, которые покрашены краской. А если народ Божий это овцы, которые просто пасомы пастырями, то это католицизм в самом худшем его выражении, тридентском, которое является просто ересью и антихристовым исповеданием. При этом я могу сказать, что католики это прекрасные люди, верующие христиане, священники, люди верующие.

— Что для вас было самым сложным в работе?

Как написать о религии так, чтобы верующих людей не оскорблять.


Как писать о католицизме? Мы же все помним монолог Мышкина? «Уж лучше бы ты стал атеистом, чем католиком» . Но я так не могу, я ж обижу многих людей: литовцев, поляков, искренне верующих людей. А ведь о религии говорят прагматики, циники, сумасшедшие и так далее. Мне хотелось создать новый способ разговора, анализа. Если мы это делать не будем, то просто мы не будем понимать, о чем идет речь.

Изменилась епархиальная пресса и пресса, так называемая конфессиональная в лучшую сторону. И я считаю, что это тоже наша заслуга, потому что я много ездил, выступал, встречался с журналистами, говорил им, что надо говорить просто человеческим языком.

Вы спрашиваете: «Что такое религиозная газета?» Вот ты пиши там о политике Америки, будь при этом верующим, и у тебя будет религиозная газета. А Вы полагаете, что религиозная газета это некое такое отражение специфического психологического восприятия мира, надо писать этим слащавым сусальным языком? Обо всем можно писать, будучи верующим, давая религиозный анализ, просто анализируя экономику, политику. Вот что я, собственно, в НГ-религии делал.

— А есть перспективы и религиоведческой журналистики?

— Я не верю, что религиовед может быть хорошим религиозным журналистом. Он может быть хорошим ученым, анализирующим проблематику. Хотя бы признавайте, что мы все умрем. Ведь основные просто светские журналисты пишут так, будто они, как куклы, будут жить вечно. Как у Стивена Кинга в его великолепном, великом романе «Темная башня» — там есть такой образ: Ролан — главный герой — попадает в иное измерение к одному из столпов, на которых луч, держащий нашу вселенную, а вокруг бродят обезумевшие роботы, которые должны были это охранять, но они уже давно сошли с ума и предназначение свое утратили.

А они бродят и как бы живут. Вот так же и вот это светское общество. Они тоже бродят, живут, как эти роботы Стивена Кинга, эти зверушки непонятные. .

— Сложилась ли сегодня православная журналистика?

— Вообще православная журналистика возникла и сложилась в конце XIX века. Православная журналистика занимается вопросами православного мироощущения, православного миросозерцания, развивая в публичном пространстве те взгляды, которые основаны на православном миросозерцании. Статьи А. Хомякова, И. Аксакова, «В тени монастырских стен» В. Розанова, «Дневник писателя» Ф. Достоевского, С. Нилус, Д. Мережковский, ранние работы — еще до революции — Сергия Страгородского, само «Религиозно-философское общество» – это были прекрасные образцы теологической журналистики.

Сегодня православная журналистика возродилась как область журналистики. Возникло несколько сильных центров публичной православной мысли, как консервативной, так и либеральной – и последователи Меня – Свято-Филаретовская школа, и консервативные – то, что происходит от Сретенского монастыря от Виталия Аверьянова: Православие.ру, Русская линия. Восходящий к Джорданвиллю «Русский паломник», труды Свято-Сергиевского института, о. Борис Бобринский, Оливье Клеман и франко-русское православие. То, что делали – это все православная журналистика. Не могу не вспомнить гонимого сегодня ярчайшего человека и журналиста Константина Душенова, несмотря на несогласие со многими его мыслями, — это еще одна линия, происходящая от митр. Иоанна Ладожского и Санкт-Петербургского. Это все православная журналистика. Это интерпретация события с православной точки зрения, как кажется авторам.

Такого разнообразия православной журналистики нет нигде – ни в Сербии, ни в Греции, ни в Америке.

Труды , о. Бориса Бобринского, – это религиозно-богословская журналистика. В эмиграции церковно-богословская журналистика была на очень высоком уровне – журналисты полемизировали друг с другом, искали ответы, ставили проблемы.

— Что такое христианская журналистика?

Журналистика разнообразна. Журналистика – это не нечто, что стоит над схваткой, она должна быть политической позицией, должна отражать политические взгляды – левые, правые — любые. В православную журналистику сегодня пришло много талантливых людей, много интеллектуальных. Что такое христианская журналистика? Она пишет только о жизни христианства или это то, что пишут о политике, экономике христиане? Если православные издания перестанут заниматься публицистикой, а станут заниматься анализом информационного потока, то только выиграют от этого. Если создастся группа анализа мира в ежедневном формате – это и будет православная журналистика актуальная и современная.

— Если бы вы сегодня создавали православное издание, о чем бы вы писали?

— Я бы освещал международную политику, внутреннюю политику, экономику, социальную жизнь, жизнь страны, скандал вокруг Лужкова, жизнь Президента, премьера, я бы постулировал мировоззрение, за которое я готов умереть.

Я старался бы постулировать то мировоззрение, которое для меня важно. Я бы писал то, что интересно читать не моим братьям по общине, по беседе, а чтобы это было массовое издание, которое интересно читать, чтобы люди воспринимали оценки, нюансы, акценты, как сам их вижу.

— Это очень сложный и непредсказуемый формат…

— Все хотят заниматься спокойными темами, благоприятными для сознания, для внутреннего мира. К сожалению, но так оно было всегда, церковь для человека становится способом некой сублимации общественной жизни.

Религия должна быть не способом спрятаться от мира. Религия — это вызов миру. Свеча зажженная не ставится под стол, она ставится на стол, чтобы светить всем. Многие приходят в религию, религиозную журналистику, в журналистику вообще, чтобы создать мир сублимированной веры, сублимированных человеческих отношений. Среди многих верующих господствует представление, что вот мы в Церкви, а за пределами границы – зло, грех, Вавилон, которые надо ненавидеть, презирать и игнорировать. Это глубокое заблуждение. Если свеча ставится под стол – в ней нет смысла, если соль теряет силу, зачем нужна эта соль? Это очень важно. Если вы верите в то, что ваша религия, то, что является светом вашей души – это истина, ради которой стоит умереть – то смотрите смело смотрите в глаза миру и преображайте этот мир, атакуйте! Позиция верующего – это всегда позиция священной войны. Нечего прятаться за то, что у мусульман есть джихад, а все остальные – лапочки такие. Верующий должен занимать наступательную позицию. Религиозная журналистика должна противостоять обществу потребления. Современный сатанизм – это общество потребления, превращающий человека в матрицу эмоций и психических состояний. Надо открыто выступать против ростовщичества, против ростовщического процента, который прямо запрещен в Библии. Когда православных журналист пишет об экономике, он об этом должен писать, о том, что греховно делать деньги не на труде, а на продаваемом воздухе, что это сатанизм.

Есть несколько очень важных принципов, которых надо придерживаться в публичной жизни – с кем нельзя вместе есть, что нельзя вместе пить, с кем нельзя вести бизнес – их никто не отменял. Но православные живут так, как будто этих правил нет. С одной стороны все ходят как начетчики, а с другой стороны, «надо понимать все в духе времени». Так и до браков между мужчинами дойти. Здесь должна быть борьба, постулирование своего взгляда – вот это и есть религиозная журналистика.

— Существуют ли в СМИ антицерковные кампании, провокации, мифы?

— Война против Церкви, конечно, ведется, но в информационном обществе информационные войны –повседневная реальность. Но я не понимаю, почему светские СМИ должны писать о Церкви хорошо? Не пытайтесь их перевоспитать, ведите войну не через прокуратуру, не через связи, не через марши хоругвеносцев. Создавайте медийные ресурсы. Какие массовые газеты сегодня принадлежат Церкви? Где Russian Christian Science Monitor, где Osservatore Moscovo? Что выгоднее — сражаться инструментами публичной борьбы или ходить в образе гонимого и преследуемого?

Выпуск передачи «Судите сами» памяти святейшего Патриарха Алексия

Выпуск передачи «Судите сами», посвященный восстановлению единства Русской Православной Церкви

Выдача российских казаков-коллаборационистов, членов Казачьего Стана и 15-го кавалерийского казачьего корпуса СС в мае 1945 с территории Австрии, занятой британскими оккупационными войсками, Советскому Союзу. Казачьи генералы были признаны советским судом военными преступниками и казнены, остальные вместе с семьями были приговорены к различным срокам заключения. В 1955 году, по указу Президиума Верховного совета «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупационными властями в период Великой Отечественной войны» от 17 сентября, казаки были амнистированы

Герника — исторический центр баскской нации. 26 апреля 1937 года была подвергнут разрушительной бомбардировке немецким «Легионом Кондор» в ходе гражданской войны в Испании. Бомбардировке посвящены картина Пикассо «Герника» и скульптура Рене Ише.

В 1991 года собор Сретения Владимирской иконы Божией Матери был передан Русской Православной Церкви, приходу братства «Сретение» во главе со священником Георгием Кочетковым. В 1993 году братство было переведено в соседний храм Успения в Печатниках (на Сретенских воротах); а в Сретенском же монастыре открыто подворье Псково-Печерского монастыря.

«- Как так это католичество вера нехристианская? — повернулся на стуле Иван Петрович; — а какая же?
— Нехристианская вера, во-первых! — в чрезвычайном волнении и не в меру резко заговорил опять князь: — это во-первых, а во-вторых, католичество римское даже хуже самого атеизма, таково мое мнение. Да! таково мое мнение! Атеизм только проповедует нуль, а католицизм идет дальше: он искаженного Христа проповедует, им же оболганного и поруганного, Христа противоположного! Он антихриста проповедует, клянусь вам, уверяю вас! Это мое личное и давнишнее убеждение, и оно меня самого измучило… Римский католицизм верует, что без всемирной государственной власти церковь не устоит на земле, и кричит: Non possumus! По-моему, римский католицизм даже и не вера, а решительно продолжение Западной Римской империи, и в нем все подчинено этой мысли, начиная с веры. Папа захватил землю, земной престол и взял меч; с тех пор все так и идет, только к мечу прибавили ложь, пронырство, обман, фанатизм, суеверие, злодейство, играли самыми святыми, правдивыми, простодушными, пламенными чувствами народа, все, все променяли за деньги, за низкую земную власть. И это не учение антихристово?! Как же было не выйти от них атеизму? Атеизм от них вышел, из самого римского католичества! Атеизм, прежде всего, с них самих начался: могли ли они веровать себе сами? Он укрепился из отвращения к ним; он порождение их лжи и бессилия духовного! Атеизм! у нас не веруют еще только сословия исключительные, как великолепно выразился намедни Евгений Павлович, корень потерявшие; а там уже страшные массы самого народа начинают не веровать, — прежде от тьмы и от лжи, а теперь уже из фанатизма, из ненависти к церкви и ко христианству!»

Ф.М. Достоевский. Идиот.

«Читали Апостол из послания к Солунянам, зачало 273, в котором сказано: непрестанно молитеся . Сие изречение особенно вперилось в ум мой, и начал я думать, как же можно беспрестанно молиться, когда необходимо нужно каждому человеку и в других делах упражняться для поддерживания своей жизни?» Откровенные рассказ странника духовному своему отцу.

Конфликт в Санкт-Петербургской семинарии в 2000 году. Студенты были против рукоположения во священный сан однокурсника, пребывавшего с ними в конфликте, и не примирившимся перед хиротонией. Во время совершения Таинства рукоположения в тот момент, когда хор поет «Аксиос» (Достоин!), студенты провозгласили «Анаксиос» (Недостоин!»). Конфликт получил широкую огласку в СМИ .

МАКСИМ ШЕВЧЕНКО И ЕГО ЖЕНА.

Часть 1-я. МАКСИМ ШЕВЧЕНКО.

Что такое ЛОГОРЕЯ?
Безудержность речевой продукции, длинные, бессмысленные речи, произнесенные ораторами.
Когда я жил в Хабаровске, там на главной улице города можно было встретить всем известного человека, по фамилии Костенко, который останавливался и произносил длинные речи. Сначала было непонятно, что оратор болен психически, лишь послушав минуты две, это становились ясно. Его речи были, в основном, про чайканшистов, в то время это была популярная тема новостей.
Слушая Максима Шевченко, я постоянно вспоминаю речи про чанкайшистов. Тема, правда, у него - другая: Израиль, евреи, угнетенные палестинцы. Есть три человека в российских медиа, которые стараются плюнуть в сторону «Стены Плача» всегда, независимо от темы разговора: Максим Шевченко, Александр Проханов и Гейдар Джамаль. Правда, в последнее время в связи с событиями в Крыму и в Украине их «плевки» в сторону Израиля чаще всего не долетают. В результате этого их интенсивность уменьшилась.
За «творчеством» Шевченко я наблюдаю давно, потому что это «творчество» связано с государством Израиль, государством всех евреев мира.
Слушал диспут Шевченко с Шендеровичем, где Шендерович, не в силах вставить хоть слово, сказал, наконец, что «Максим говорит сам с собой». Несмотря на это, Шевченко проиграл голосование. Один маленький фрагмент из дискуссии:
Шевченко:
-Блокада Газы- это сродни блокаде Ленинграда.
Шендерович:
-В отличие от Ленинграда, в Газу из Израиля шли в специальные часы колонны грузовиков с продовольствием и медикаментами, несмотря на обстрелы со стороны боевиков Хамаза, из-за которых водители отказывались вести эти грузовики.
Затем я смотрел диспут с Борухом Гориным, который, как-то смог вставить лишь пару слов, но, тем не менее, выиграл у Шевченко по результатам голосования. Почему? Да потому, что Максим или врет, или искажает факты, или демагогически подменяет понятия, или уходит в сторону от темы. Но всегда осуждает Израиль и клянется в любви к еврейскому народу в целом.
Фрагмент из его речи:
-Еврейский народ, давший миру великих поэтов, музыкантов, ученых, религиозных мыслителей, породил, к сожалению, хамов и пошляков, подобных главе РЕК Юрию Каннеру. Его предельно паскудные слова по поводу «Флотилии свободы» (участвовала жена Максима) омерзительны.
Что у него не отнять – это стремление путешествовать в горячие и не сильно горячие точки. Бывал в Чечне, Дагестане, Греции (много раз, по его словам), В Израиле и Газе. Насчет владения им хотя бы английским, не осведомлен, но думаю, что не владеет.) Был награжден вместе с Прохановым, орденом Газы, который вручил ему лично «доктор» (определение Проханова) Измаил Хания.
За что? Догадайтесь.
Последнее выступление на «Эхе Москвы» видел в четверг 16-го июля. Страстно обвинял ведущую, которая сказала, что греки хотят все иметь не напрягаясь и живут не по средствам. Обвинил ее и в неуважении к трудолюбивым грекам, трудолюбие которых он видел собственными глазами, и в «грекофобии» . Кстати сказать, проблемы Греции выросли из их стремления жить «в долг». Приведу несколько мне известных примеров:
В Греции самое большое в мире количество людей старше 105-ти лет. Почему? Скрывают смерть человека, продолжая получать пенсию за него.
Почто 600 профессий, признанных вредными для здоровья, и поэтому – пенсия для них в 50 лет. Кто эти люди?
Флейтисты, трубачи. Вредно дуть в инструмент. Журналисты, дикторы. Вредно общаться с микрофоном. Про остальных – молчу.
Работники транспорта, включая уборщиков, получают 66тыс. евро в год. Я, работая уборщиком в американском госпитале, получал 25 тыс. долларов в год, и мне хватало на все, включая оплату квартиры по рыночной цене.
В метро бесплатно едет миллион пассажиров, при 4-х миллионах работающих в стране. Пенсия – с 57-ми лет. В США – с 67-ми.
Почему Германия не хочет оплачивать долги Греции?
Мнение экономиста Алексашенко:
Греки работают меньше часов в течение года, чем немцы.
У греков гораздо ниже производительность труда.
Греки раньше уходят на пенсию и больше получают.
Почему немцы должны финансировать Грецию?

Так что я полностью согласен с ведущей. Долги надо отдавать, даже грекам, за которых вступился Максим Шевченко. Кстати, и в разговоре про Грецию он, все-таки, "плюнул" в сторону Израиля, сказав ведущей, что она про Израиль плохое не говорит, только про Грецию.
Вопросы к Максиму Шевченко, заданные одним из слушателей «Эха Москвы»:
Хотелось бы задать этому православному исламисту несколько вопросов:
1. Воспитывают ли всех детей в Палестине в духе того, что смысл их жизни - убийство евреев и уничтожение Израиля, как государства? Если - да, то откуда в Палестине может взяться хоть один НЕТЕРРОРИСТ?
2. Если в уставе Хамас записана цель - уничтожение Израиля, то какова должна быть цель Израиля по отношению к Хамас?
3. Устанавливают ли палестинцы-мусульмане свои орудия, и складируют ли боеприпасы в непосредственной близости к местам проживания "мирных палестинцев", к больницам, в мечетях и т.д. ? Это они делают специально или случайно?
4. Насколько широко среди палестинцев-мусульман распространена практика прикрываться детьми и женщинами, как живым щитом?
5. В кого целятся палестинские террористы, когда пускают ракеты по территории Израиля?
6. Существуют ли другие страны, кроме Израиля, которые перед тем, как стрелять (бомбить) территорию, с которой обстреливают Израиль, предупреждают жителей об этом заранее и просят удалиться?
7. Что должна делать любая страна (Россия, США, Англия, Франция, Китай, если её территорию регулярно обстреливают из соседней страны? Известны ли примеры, когда кто-то терпел подобное?
8. Знает ли Шевченко, что в Израиль люди едут отдыхать, лечиться, учиться, работать? Почему с этой целью не едут в Палестину? Или едут?
9. О чём Израиль должен договариваться с палестинцами, если их цель уничтожение Израиля?
Сможет ли Шевченко ответить на эти вопросы? Нет ни малейшего сомнения, что сможет, также, как и Проханов, так же, как и Джамаль.
Флаг им в руки!
P.S.
Открой, дорогой читатель, "Гугл" и напиши по-русски:" Жёсткая правда об Израиле. М. Шевченко".
Больше тебе ничего не понадобится для характеристики этого "журналиста".

Часть 2-я. ЖЕНА.
Никогда не слышал про Надежду Кеворкову, и вот, вдруг, она идет на прорыв блокады Газы на борту судна из «Флотилии свободы» в числе еще 17-ти человек, включая членов команды, и попадает в поле зрения прессы. Называет свою 20-ти метровую яхту лодкой, также лодками называет и еще три судна, участвующие в прорыве блокады, подчеркивая «гуманитарный» аспект прорыва. Профессиональный «журналист» даже не может отличить «на слух» английский от французского, но берется рассказывать в интервью о чем говорили пограничники с бывшим президентом Туниса господином Марзуки. На каком языке говорили – не поняла. Также пытается комментировать долгий разговор береговой охраны с гражданином Израиля Бассель Готасом, который вёлся на иврите.
-Нас остановила береговая охрана Израиля.
-Израильтяне захватили лодку в 2-30 ночи, не смогли даже буксировать ее, пытались вести ее своим ходом, но тоже не смогли. Чуть нас не потопили!
И дальше:
Капитана и команду избили.
- Кто-то стал за штурвал, (не из избитых, очевидно), и в 7 утра мы прибыли в Ашдод.
Такая логика «журналиста».
- У меня отобрали телефон, деньги, хотели украсть «зарядку» от телефона. Отвезли в тюрьму. По моей просьбе сразу дали переводчика. С этим проблем не было. Там каждый пятый говорит по-русски. Консул пришел на следующий день. Камера – на двоих, есть душ, чистое бельё. Кормили хорошо. Отказали в телевизоре и компьютере, хотя в соседних камерах есть ТВ. Мерзавцы!
Не били, не допрашивали. Была в тюрьме 6 дней. Выпустили, не сделав никаких отметок в паспорте, на мое удивление. Это значит, что могу приехать в Израиль, когда захочу. Деньги вернули.
Но с палестинцами все иначе, над ними издеваются. Беременных женщин избивают. Еда плохая. Не дают свиданий с родственниками годами.
Вёл это интервью Сергей Нарышкин, сотрудник «Эха Москвы». Своим сочувствием и хорошим расположением к Надежде Кеворковой он сумел её «раскрыть», т.е. отвечать на его вопросы более –менее правдиво, хотя она пыталась правду завуалировать пропагандой и уходом от прямого ответа. Но в целом, если исключить пропагандистские штампы, она, в отличие от своего мужа, вопреки своему желанию, ничего плохого об Израиле не смогла сказать, кроме того, что их задержали в нейтральных водах незаконно.
Один читатель «Эха Москвы» предложил ей посидеть 6 суток в «Александровском Централе» или в «Белом лебеде» в Чистополе.
Часть 3-я. ДЕТИ, ДЕТИ, ДЕТИ........
Вся жизнь человека крутится вокруг его детей, если они есть. Смотрю со своей невысокой колокольни. Если детей нет, все «крутится» вокруг того же. Макаренко, Януш Корчак тому примером. А дети любят мать всякую, даже, если наркоманка. Жалеют. Смотрят ей в глаза, а она отворачивается, потому что знает – виновата.
Как смотреть в глаза своим детям, если постоянно врешь и передергиваешь факты? Какими они, эти дети, вырастут? Дай Бог, чтобы честными и работящими, уважающими своих сограждан и не сограждан. Дай-то Бог!
В одном из своих постоянных поединков, когда его противником был израильтянин Авигдор Эскин, Максим Шевченко, в запале спора, не имея весомых аргументов обвинил Эскина в гомосексуализме и уклонении от службы в армии Израиля. Эскин спросил Максима в ответ:
-У вас сколько детей?
-Двое.
-А у меня – семеро. Двое сыновей уже служат в армии.

У Аль- Капоне был адвокат, который спасал его много раз, благодаря своим знаниям и умениям в юриспруденции. Но однажды, адвокату стало стыдно перед своим маленьким сыном за то, что он помогает бандиту. Он «сдал» Аль Капоне властям, и был, впоследствии убит.
О"Хара –известный герой-летчик, вступивший в бой в одиночку с группой японских самолетов и спасший американский флот от бомбежки. В его честь назван крупнейший аэропорт в Чикаго.
Этот герой – сын того самого адвоката, своей смертью поставившего печать на лоб сыну.
Печать сработала.
Какую печать поставят на лоб своим детям Шевченко и Кеворкова?
P.S.
Обратил внимание на то, что этот текст читают. Добавляю мои наблюдения за Шевченко. Он опубликовал на Эхе Москвы 12-го января 2018 года свой текст о поездке в Иран В январе.
Подписывайтесь на мой канал в Ю-тюбе!
Это –Шевченко просит. Прослушал его рассказ о поездке в Иран с Орханом Джамалем.
Налицо масса противоречий и прямой брехни.
Шевченко:
-Почему иранцы восстали? Они, не против государства и правительства, они – против поднятия цен, резкого обогащения небольшой группы приближенных к власти. «Долой коррупцию!» - один из лозунгов людей, вышедших на улицу. Не верьте газетам, США и Израилю!
Вот смысл текста, абсолютно не подтвержденный ни фактами, ни фотографиями, которых очень мало. То, что в Иране красивые города, талантливый народ все знают и без Шевченко. Вот факты, которые сам Максим приводит: Да, можно выехать за пределы страны, но жители уходят от разговоров о политике. Боятся. Еврей Ицхак, с которым говорил Шевченко, не боится ничего, ездит, даже, в Израиль. Ицхак хвалит Иран, говорит, что счастлив в этой стране. Сообщаю, что при шахе, до исламской революции, в Иране проживали 100000 евреев и было почти 200 синагог. Сегодня в Иране проживает меньше 10 –ти тысяч евреев и действуют две синагоги. На магазинчиках, принадлежаших евреям, хозяин обязан поставить опознавательный знак. (вроде желтой звезды).
В Иране живет 35 миллионов азербайджанцев(На 80 млн. населения), которые тоже граждане 2-го сорта, несмотря на то, что мать аятоллы Хомейни – азербайджанка.Им многое запрещено. Не буду перечислять.То же и с христианами.
Народ восстал, потому что деньги, освободившиеся в результате снятия санкций, пошли не на нужды народа.Этого Шевченко не сказал. Про Ахмединиджада, поддержавшего восстание народа и севшего в тюрьму, сказал лишь то, что он – не клерикал. И все.
Короче, смысл текста – не верьте Израилю, Израилю, Израилю и Америке, Америке, Америке, а также, прессе. Верьте мне, очевидцу. В Иране все отлично, убиты люди случайно, потому что они стреляли из своих охотничьих ружей. Это только в одном городе, где ходят на охоту.
Смотрите мой канал!

Диалог с Николаем Сванидзе, закончившийся дракой: 30 января 2018г.
Я давно слежу за выступлениями Шевченко. Всегда за власть, также, как и его жена Керкорова. Два сапога пара. Ведь ложь всегда разьедает душу. Сванидзе, культурный, мягкий человек, и тот не выдержал ложь, демагогию и оскорбления. Его можно понять. Мне их диалог напоминает диалог Олеся Бузины и какого-то "Щирого украинца", который был недоволен книгой Олеся " Вурдалак Тарас Шевченко". Диалог тоже закончился дракой, а потом Олеся Бузину убили. Правда - она везде глаза колет.Сванидзе- настоящий историк, а Шевченко, как и Мединский, подминают историю под себя.Шевченко никогда не дает высказаться оппоненту, перебивает и унижает его. Поэтому культурному человеку с ним невозможно вести дискуссию. Его нужно игнорировать всем культурным людям. Шевченко сказал, что он - не сталинист. Он всегда говорит, что он любит евреев, хотя всегда льет грязь и на народ, и на государство. Кто же ему поверит? Только отморозки, не имеющие собственного мнения.
Кстати, академик Сахаров, тоже культурный и мягкий в обращении человек, дал пощечину своему обидчику, несмотря на большую разницу в возрасте и комплекции. Честь дороже.
Сегодня, 5-го апреля 2018 года на сайте "Эха Москвы" прослушал исполнение Максом знаменитой песни "Мурка". Не буду останавливаться на ценностях этой старой песни, останавлюсь на "достоинствах" певца" и качестве исполнения. Сужу, как профессиональный музыкант: исполнение вызывает просто добродушный смех, если рассматривать Шевченко, как обычного человека. Ведь люди без муз. слуха любят петь, это известно.В России про таких говорят: - Им медведь на ухо наступил, а англоязычные называют это явление - Tin ear - Жестяное ухо. Их всегда слушают с улыбкой, как ребенка, который еще неправильно выговаривает буквы и слова.Но спеть фальшиво и бездарно известную всем песню на миллионную аудиторию - надо быть наглым, не уважающим людей человеком с гипертрофированным самомнением.Он, возможно, даже не подразумевает, что искажает мелодию, и поэтому смешон вдвойне.
Сегодня, в мае 2018 года - новый фортель. Шевченко выходит из Совета по правам человека, протестуя этим против избиения казаками демонстрантов 5-го мая. Благородный шаг, вроде бы. Держа Максима в поле зрения уже несколько лет, могу предположить истинную причину. 1. Чувствует, что выгонят или не назначат, лучше гордо! уйти самому.2.Нутром чувствует, что пора "спрыгнуть", переметнувшись в лагерь оппозиционеров.3.Хочет куда-то "свалить"; Израиль, Чехия, Германия, правда, с языками проблема.Может, еще что-то никому неведомое, зовет куда-то.Но не благородство.
Время покажет.
Время показало.Конец мая 2018 года.
Шевченко идет в мэры Москвы от КПРФ. Ларчик открылся.
Макс попрежнему в поле моего зрения.
Сегодня, 3-го августа 2018 года он опубликовал свою версию гибели в ЦАР трех российских журналистов. оказывается, по версии Шевченко Орхан Джемаль поддерживал Хамаз и палестинцев, поэтому его с товарищами, которые не поддерживали Хамаз и палестинцев, убило государство, которое убивает своих врагов в любой точке планеты.
Сегодня, 6-го октября, обратил внимание, что текст о Шевченко снова начали читать. За день прочитало человек 30. Что он натворил опять? Мне пока это неизвестно. Я перестал за ним следить в интернете, так как он стал членом компартии. Переродился снова, в который раз.Надоел. Думаю, не только мне.
Текст попрежнему читают. Снова добавляю то, что мне было неизвестно:
У меня на прозе 180 текстов и один из самых читаемых – о Максе. Слежу, слежу, слежу. Добавляю, добавляю, добавляю.
Сегодня, 29-го октября прочитал – Авигдор Эскин о Максе:
-Я, как и Максим, с Песчаных улиц Москвы. Метро Сокол.Учились рядом, слышали друг о друге.Мои родители – геодезисты, как и родители Макса. Его дед, по фамилии Эдельсон, приехал в Саратов, преподавал геодезию. Отец оказался в Москве уже под фамилией Шевченко.Сам Максим принял ислам под влиянием Гейдара Джамаля, вступил в клуб «Флориан Гейер»(средневековый германский рыцарь) Песня Флориан Гейер была гимном дивизии СС, которая захватывала Смоленск. Одобрял признание Абхазии и Осетии, Сегодня хвалит Грузию. В одном из интервью заметил, что армяне устроили заговор в МИДе, так как Лавров – наполовину армянин, и, в результате, Сирия признала Авхазию и Осетию.
Дальше, Эскин говорит, что благодаря Шевченко много людей из России эмигрировало в Израиль, поэтому Макса трогать нельзя, хотя он – медийное проклятие России.
Хочу добавить, что мать Максима Шевченко работала преподавателем в МАИ-Московском авиационном институте, который Максим и окончил.Работал ли по специальности - не знаю.
Снова добавляю:
Сегодня 29 мая 2019 года. особое мнение Макса на "Эхо Москвы": Коммунист,коммунист, коммунист пока дают деньги из бюджета. Ни слова о евреях. Уже недоволен Путиным, потому что это можно. Примеры: Шендерович, Навальный и др. нужно быть готовым к переменам, жить то надо. И хорошо жить. Вот и переметнулся Максик к дяде Зю. как сказал замечательный журналист Игорь Яковенко об одном товарище Макса по партии "его головной мозг поражен сразу двумя плохо излечимыми недугами-коммунизмом и православием" А дальше..... Поживем- увидим.
Сегодня 17-е июля 2019 года. Смотрел по интернету (Эхо Москвы") передачу "ответы Шендеровича на вопросы пользователей". Вопрос: -Как Вы относитесь к Максиму Шевченко? Ответ Шендеровича:
-Плохо отношусь. Он- очень опасный демагог и лжец, попадался неоднократно, тем не менее, пользуется большой популярностью.
Как ты думаешь, дорогой читатель, чью сторону занимает Макс в конфликте по поводу сбитого малазийского Боинга? Слушал его "Особое мнение" 20-го июля 2019-го года.
-Это сделала НЕ РОССИЯ! РОССИЯ -НЕ ПРИЧЕМ! И дальше - поток демагогических предположений и утверждений с обвинениями в адрес Украины.

Спасибо всем моим читателям, даже тем, кто со мной не согласен.